Uzari: Наш дуэт с Маймуной представит для Евровидения то, что еще никто никогда не делал в Беларуси

Автор: b2blogger
25.12.2014 16:55

Праздничный вечер 26 декабря белорусы проведут у экранов телевизоров. В пятницу Беларусь решит, кто поедет на международный песенный конкурс «Евровидение-2015». По результатам многочисленных интернет-голосований, один из фаворитов телепроекта — дуэт певца Uzari и скрипачки Маймуны.

К сценической паре и их совместной песне «Time» благосклонны серьезные академические музыканты — их поддерживают «Золотая джазовая скрипа Беларуси» Карен Карапетян и известный джазовый пианист Константин Горячий. На вопросы редакции FWnews.ru ответил “голос” творческого тандема — Uzari.

- Для тебя это уже третья попытка поехать на Евровидение от Беларуси. К чему такая настойчивость?

- Белорусский отбор на Евровидение — это, в первую очередь, отличный шанс для артиста показать себя — 3 бесплатные минуты в телеэфире «живьем». Я подавал заявку только в тех случаях, когда у меня в репертуаре появлялась песня, подходящая по формату конкурса. К примеру, прошлый отбор — пропустил. А поработать в дуэте мне предложила сама Маймуна. Я знал ее заочно как яркую инструменталистку, которая работает в стиле classical crossover. Замысел создать совместное музыкальное произведение показалось интересным. Для нашего тандема я написал около 4 композиций. Финальная версия получилась удачной, подходящей для воплощения нашей идеи, и мы записали ее в студии. Так и появилась песня «Time», где мой голос соединился со звучанием скрипки Маймуны. Наша композиция с философским подтекстом — о времени, которое иногда работает в нашу пользу, а иногда действует против нас. А непосредственно на самом Евровидении я уже звучал дважды. В 2011 году в Германии как бек-вокалист Анастасии Винниковой, а в 2014 на Мальте как аранжировщик песни «Сокол» Надежды Мисяковой. И это отличный опыт. На Евровидении созданы все условия для комфортной и плодотворной работы артистов. Подготовка к шоу ведется по четкому графику — от раскадровки до репетиций. Артисту остается только выйти на сцену, достойно спеть и покайфовать от этой невероятной обстановки.

- Скрипка уже побеждала на Евровидении. Не боитесь ли сравнений с Александром Рыбаком или Эдвином Мартоном?

- Абсолютно нет. Не вижу повода для сравнения. Мы применяем скрипку в абсолютно другом жанре. К примеру, у Рыбака — скандинавский фольк, у нас — симфо-поп-рок. Да и скрипку как инструмент сконструировали еще в XVI веке, и каких только экспериментов за это время с ней не ставили музыканты, в том числе и я с Маймуной. Хочу заметить, мы живем и работаем в Беларуси, и всегда основой моих произведений становятся наши национальные мотивы. Песня “Time” не исключение. Если наиграть ее, к примеру, на более близких белорусскому слуху — баяне, цимбалах, духовых фольклорных инструментах — вы сами это услышите.

- По правилам белорусского отбора на Евровидение, расходы на создание номера, костюмов, промотирование оплачивается самим исполнителем. А вы готовы к финансовым трудностям в случае победы?

- Мы с Маймуной внимательно читали положение конкурса и, конечно же, учли все нюансы. Знаем, что организатор оплачивает расходы, связанные, к примеру, с участием белорусской делегации в конкурсе. Глупо подавать заявку на конкурс и не знать правил. Нужно быть ко всему готовыми, в том числе и к победе. Я и Маймнуна готовы.

- В этом году интернет-пользователи могли следить за прослушиванием белорусского отбора на Евровидение онлайн. Вы презентовали уже готовый номер или он будет меняться к финалу?

- На прослушивании главным было продемонстрировать живое исполнение песни. К финалу номер, конечно же, претерпит изменения. Уже готовы костюмы. Мы намерено отказались от балета и бэнда, но пригласили бэк-вокалистов (а они, кстати, необходимы по условиям конкурса). К сожалению, не могу рассказать все нюансы номера, но над ним работает команда профессионалов. Наш дуэт с Маймуной представит для Евровидения то, что еще никто никогда не делал в Беларуси. Оказавшись на конкурсе как участник, я понял, что то, что зритель видит в зале и на экране — это абсолютно разные вещи. Евровидение давно перестало быть исключительно конкурсом песни. Это проект проектов — композиции, внешнего облика, хореографии, пиара и еще можно долго перечислять. Все нюансы должны быть учтены и грамотно составлены в 3-х минутах. Пример грамотного проекта — нынешний триумфатор Кончита Вурст.

- Uzari, тебя называют самым загадочным белорусским исполнителем из-за твоего фантастического внешнего вида на сцене. Предстанешь ли ты перед зрителями белорусского отбора на Евровидение-2015 в образе эльфа?

- Интрига раскроется только в прямом эфире конкурса. Идея этого образа у меня возникла еще в детстве, когда увлекался мифическими персонажами. Я хотел, чтобы благожелательный эльф нёс со сцены идеалы добра. Кстати, мой фантастический образ пришелся по душе самой Бритни Спирс. Дело в том, что в 2013 году я отправил свою песню “Secret” и клип на песню “Tell me” в крупнейший в мире медиахолдинг “Universal Music”. Фото и видео презентовали меня как мифического героя. И спустя буквально 3 месяца самый влиятельный лейбл выпустил клип Бритни Спирс и Will. I. Am. на песню “Scream & Shout”, где поп-принцесса примерила на себя эльфийский образ. Не считаю это обычным совпадением.

- Кстати о лейблах, за твоими плечами множество престижных международных конкурсов, по итогам которых артисты часто находят себе продюсеров. А почему ты не связал себя с какой-либо звукозаписывающей компанией?

- Конечно, поступали предложения, например, после участия в «Новой волне» в Юрмале. Но такое сотрудничество мне не по нраву. У каждого продюсера есть свои условия, не всегда выгодные для артиста, но на которые нужно обязательно согласиться. Я знаю эти контракты и их условия. Это не то, что мне нужно. Сам пишу музыку, делаю аранжировки для исполнителей различных музыкальных направлений — поп, джаз, соул, блюз, кантри. Однажды работал для мюзикла. А если уйти под крыло продюсера, можно остановиться в развитии, а я без этого не могу. Сейчас работаю над своим альбомом, куда войдут песни исключительно на двух языках — белорусском и английском. Планируем выпустить к лету 2015 года.